КАК БЫ ЖИЛИ МЫ БЕЗ КНИГ?..
Мы дружны
с печатным словом,
Если б не было его,
Ни о старом, ни о новом
Мы не знали 6 ничего!

далее



15.JPG

Ирина Котунова, издательство «Детская литература»: «У литературного конкурса имени Сергея Михалкова очень правильный лозунг — «Сегодня — дети, завтра — народ»

В дни 110-летия писателя Сергея Михалкова «Культура» поговорила с главным редактором издательства «Детская литература» Ириной Котуновой. Совместно с Российским фондом культуры издательство находит и издает талантливых отечественных писателей.

 Давайте начнем со славной истории издательства...

— Издательству в этом году исполняется 90 лет. В 1933 году было создано первое у нас в стране и в мире специализированное издательство, которое выпускает литературу для детей. Издательство создавал Максим Горький, ему помогал С. Я. Маршак. Горький обратился к школьникам страны через газету «Пионерская правда», спросил, какие книги они хотели бы читать. Маршак разбирал письма от детей — их пришло несколько тысяч. Ребята хотели читать классику и книги по истории, о жизни своих сверстников и сказки, о достижениях науки и искусства, стихи и прозу. Этим и руководствовались сотрудники издательства в самом начале пути и многие годы спустя. Издательство стало поистине энциклопедическим: книги выходили на все возрасты и вкусы. Перед издательством стояла важнейшая государственная задача, которую оно с честью выполняло все эти годы. На книгах издательства выросло несколько поколений соотечественников, они помогали воспитывать и образовывать миллионы детей и подростков. Книги выходили массовыми тиражами, разлетались во все уголки нашей страны. Наверное, нет дома и библиотеки, в которых бы не было книг с логотипом издательства. В 30-е годы оно называлось «Детгиз», позднее было переименовано в «Детскую литературу». Издательство не прекращало работу даже в самые трудные годы — книги выходили и во время Великой Отечественной войны, и в годы перестройки, когда многие советские издательства прекратили свое существование. Наш лозунг: «Сохраняем традиции, устремлены в будущее!» Так оно и есть.

 Что вы получили в наследство от советских времен, кроме бренда и заветов классиков?

— Мы были госиздательством, но в 2018 году нас приватизировали, и мы стали издательством частным. Но наша деятельность находится под контролем правительства, ежегодно мы предоставляем о ней отчет. Многие думают, что у нас есть какие-то особые права на книги и иллюстрации прошлых лет. Но это не так. Законы того времени не позволяли этого. Поэтому мы на равных с другими издательствами. Но у нас остались большие наработки в плане того, как делать книги. Наши редакторы, корректоры, худреды — профессионалы высокого уровня. Есть те, кто работает в издательстве 30, 40, 50 лет.

 Сейчас во многих сферах есть тренд вернуться к советскому в хорошем смысле, но главная проблема — нет живых носителей этого опыта…

— У нас как раз есть, мы в хорошем смысле оставались традиционными, использовали то, что накоплено за десятилетия.

 Есть ли поддержка со стороны государства в наши непростые для книгоиздания времена?

— Даже когда мы были государственным издательством и подчинялись «Роспечати», мы никаких преференций от государства не имели. Сейчас можем получать какие-то гранты на общих основаниях, участвуя в конкурсах. Это федеральная поддержка книгоиздания через Минцифры, работа с Правительством Москвы в рамках их «Книгоиздательской программы». Но это очень небольшая помощь. В год мы выпускаем 270–280 названий, поддержка может быть на 3–5 изданий из них. Издательство может подать заявку на частичное возмещение затрат на полиграфию и полиграфические материалы.

Спектр книг, которые мы сейчас выпускаем, очень разнообразен. Это знаменитая и востребованная серия «Школьная библиотека», книги об истории нашей страны и ее выдающихся личностях: «Детям о великих людях России», «Страницы истории», «Детям о Великой Отечественной войне», «Русская Арктика», «Живая классика», «Военное детство», «История успеха» и др.

 Какова нынешняя себестоимость книжки и тиражи?

— Мы делаем тиражи 3–5 тысяч. Книги разные, себестоимость тоже разная... В среднем 200 рублей, чуть больше или меньше, в продаже, на полке это будет 500–700 рублей. Сейчас книжная продукция дорогая — во многом из-за маленьких тиражей, подорожавших материалов — бумаги, красок и т.д.

 Раньше книга была массовым продуктом, а сейчас, можно сказать, стала элитным. Как вы думаете, в сегодняшней ситуации, когда все поголовно зависают с видеоконтентом, можно начать возрождать культуру чтения, есть какие-то инструменты?

— Если бы кто-то предоставил готовый рецепт, ему надо было бы дать Нобелевскую премию, это мировая проблема — дети мало читают. Надо использовать все возможности. Я думаю, что школа должна играть ключевую роль. Не все нынешние родители могут приобщить ребенка к чтению, многие и сами мало читают. Я бы вообще делала в школе ежедневный час чтения. Читать в классе, вслух, интересные книги. Думаю, многие бы ребята захотели и сами почитать, узнать, что было дальше. Даже раньше надо начинать работу с книгой, в детских организациях — детских садах, школах. Ну и родители тоже должны читать с детьми, семейное чтение и закладывает потребность в чтении.

 А государственная поддержка должна быть? Это же не просто чемодан с деньгами, как она должна работать? Большинство рецептов, которые я слышал, сводятся к одному — давайте вернем советские тиражи. Но кто это будет читать?

— Напечатать мало, много книг просто лежат на складах издательств, потому что разорвана цепочка от издателя к читателю.

 Мне кажется, очень важный инструмент, чтобы заставить читать, это, по аналогии с «Гарри Поттером», хорошая экранизация.

— Абсолютно с вами согласна. В советское время это было именно так, даже если ты малоизвестный автор, выходил фильм, и ты становился известным. Говорю это на всех совещаниях и в высоких кабинетах. Сейчас, может, что-то сдвинется, потому что приняты решения о детской мультипликации, мультимедиапродуктах для детей, хотя книги там не упоминаются, но все равно в основе лежит литературное произведение. Вот мы делаем серию подростковых книг с Российским фондом культуры, там есть масса прекрасных произведений, которые могли бы стать фильмами, их просто видишь, они так здорово написаны. По нынешним законам детское кино не приносит прибылей. Знаете, бывают вещи неприбыльные финансово, но они приносят другую пользу. Сейчас говорят про идеологию, что нужны идеи, которые всех должны сплотить и повести. Мы же от них и не отказывались никогда, мы понимаем, что ребенка надо воспитывать, хотя в школе это отвергалось — ввели услуги образовательные, а воспитанием родители занимайтесь... А когда им заниматься, родители деньги зарабатывают, многие сами нечитающие... Вот вы знаете, что школьные библиотеки не имеют права закупать художественную литературу? Всегда, еще с петровских времен, учебное заведение выстраивалось вокруг библиотеки. В советское время книги там всегда были, и художественная литература была, а сейчас только учебники: в начале года раздали, в конце года собрали. Там нет даже книг с произведениями, которые проходят по программе, я уж не говорю о книгах современных авторов. А ведь купить книгу сегодня может далеко не каждый, это дорого. Получается, дети от книг оторваны, а многие в школьной библиотеке эти книги взяли бы.

 Как сегодня устроен рынок детской литературы?

— Есть крупные издательства, которые издают взрослую литературу и работают в сегменте детской. Есть много небольших детских издательств, и, на мой взгляд, их книги иногда интереснее и разнообразнее. Ведь в плане бумажной книги это наиболее живой и востребованный сегмент. Родился ребенок, хочешь не хочешь, книжки нужны, и в первую очередь бумажные. Пока он малыш, полистать, рассмотреть картинки, дать тактильные ощущения, к книге приучить. Потому «дошколку» и младший школьный возраст стараются делать многие издательства. Мы больше выпускаем литературы для школьников и подростков — это самый сложный сегмент. Многие издательства работали в этом направлении в основном с переводными книгами зарубежных авторов. Мы видели свою задачу — в продвижении наших, открытии новых имен. В этом плане у нас есть интересный опыт — совместный с Российским фондом культуры проект, в рамках которого мы издаем книги лауреатов Международного конкурса на лучшее произведение для подростков имени Сергея Михалкова.

 Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

— Это не самый выгодный в плане получения прибыли от издаваемой продукции проект, но для нас очень важный. Я член жюри этого конкурса, а он проводится уже 15 лет и появился во многом потому, что в тот момент было очень много переводных зарубежных авторов, прогремел «Гарри Поттер», а наши авторы практически не писали для подростков. Именно тогда и был впервые объявлен конкурс. Его цель была — найти авторов, пишущих для детей старше 12 лет. Свою цель конкурс выполнил, авторы появились, на конкурс приходило до 650 рукописей. Конечно, они разного качества, есть и графоманские вещи, есть и не подпадающие под проблемы и возраст читателя, но в целом это был мощный толчок к созданию отечественной литературы для подростков. Российский фонд культуры и Совет по детской книге, кто начинал все это, ухватили нерв, больную тему. И вот уже 15 лет (конкурс проходит раз в два года) появляются новые авторы, рукописи, книги. У конкурса широкая география: это наши регионы, города и поселки, постсоветское пространство и дальнее зарубежье. У конкурса очень серьезный лозунг: «Сегодня — дети, завтра — народ», — он немного пафосный, но очень правильный, так и есть... Поэтому была поставлена задача отобрать такие рукописи, которые могли бы объяснить сегодняшним подросткам многие важные вещи в жизни, были бы им интересны. И наши авторы лицом в грязь не ударили, среди победителей есть такие книги, которые обязательно нужно прочитать современному ребенку, это новая классика.

Сначала конкурс задумывался как разовое мероприятие. Но потом он стал регулярным. С третьего конкурса появились денежные премии победителям. За это вообще особое спасибо организаторам, ведь не секрет, что в то время вообще не было денежных премий для детских писателей — а это очень важный стимул и поддержка. Конкурс выявляет 13 победителей, первые три получают денежную премию: миллион, восемьсот тысяч и пятьсот тысяч соответственно — это очень приличные деньги для современного писателя. Награждение проходит в торжественной обстановке, всех приглашают в Москву, вручают дипломы. Была надежда, что этих авторов начнут с удовольствием издавать коммерческие издательства, но этого не случилось... Никому не были интересны малоизвестные авторы. И все-таки книги стали выходить — в нашем издательстве.

 А как РФК вышел в итоге на ваше издательство?

— Это было, скорее, наоборот. Мы предложили Российскому фонду культуры начать выпуск лауреатской серии. Я член жюри конкурса с самого начала его существования. За эти годы в жюри входили специалисты самого высокого уровня: библиотекари, психологи, литературные критики, издатели, педагоги, преподаватели педагогических вузов. Возглавляли жюри известные деятели культуры: поэт и писатель Ирина Токмакова, художник Виктор Чижиков, журналист-международник Генрих Боровик, писатель и общественный деятель Сергей Шаргунов, последний, VIII Конкурс — ректор Литературного института Алексей Варламов. Мы отбирали лучшее, причем, когда мы работаем, мы не знаем, чью рукопись читаем, все работы зашифрованы. Каждый член жюри пишет рецензию, оценивает по определенной системе баллов разные достоинства или, наоборот, недостатки рукописи. Я увидела, что эта прекрасная идея не имеет логического завершения — издания книг. Убедила тогдашнего директора «Детской литературы» начать выпускать эти книги. Договорились с РФК, они поддержали наше предложение.

 У вас есть какой-то грант на издание этой серии?

— Нет. Мы выпускаем книги на собственные средства.

 Большой риск был?

— Очень большой. С третьего конкурса издаем все книги, даже вернулись к интересным книжкам первых конкурсов, там, где есть права. Сейчас издано более 60 книг, и будем продолжать выпуск дальше. И, знаете, серия в целом неплохо продается, некоторые книги уже вышли не по одному тиражу. Продаются, конечно, неровно, иногда для нас самих загадка, что получится. Кажется, что «выстрелит» вот эта книга, а начинает продаваться другая.

Здесь, конечно, очень важно заниматься и продвижением, организовывать встречи авторов с читателями и больше работать в соцсетях. Кстати, сам Фонд здесь очень большую работу ведет, у нас постоянные совместные поездки по городам и весям. Туда приглашаются несколько лауреатов, проводятся встречи в библиотеках, школах, это целые литературные праздники в регионах. Конечно, пандемия подпортила это направление работы, но традиция живых встреч восстанавливается. Подростковая литература — сложный сегмент. К этому времени, 1012 лет, спадает пик читательской активности, много других соблазнов у подростков, есть чем себя занять. Конечно, мы идем и на риск определенный, но какие-то книжки становятся бестселлерами. Вообще, люди у нас талантливые, когда читаешь, думаешь: сколько разных тем и взглядов, какое многоголосие форм и жанров, какие сильные школы: питерская, московская, уральская. Много интересных рукописей о любимых городах, о Крыме есть. Вот так с ребятами надо разговаривать о патриотизме, о важнейших вещах, — как авторы этих книг.

 Слышал, вы пробиваете идею, чтобы библиотеки закупали эту серию?

— Да, библиотеки и сейчас закупают большую часть тиража этих книг (около 60%), но далеко не во все библиотеки они поступают. Есть библиотеки, которые подчиняются Минкультуры, это муниципальные детские и юношеские — они закупают. А есть еще библиотеки школьные, Минпросвещения — вот они не могут закупать, нет соответствующего бюджета. Когда мы разговариваем с теми, кто учит педагогов учить детей, они говорят, что это прекрасная литература, ее бы туда надо, сейчас есть возможность заниматься этим во внеурочное время. Новые ФГОСы, федеральные государственные образовательные стандарты, дают возможность заниматься с детьми во внеурочное время различными вопросами: профориентацией, нравственно-патриотическим воспитанием, историческим образованием. Мы сейчас готовим методическое пособие для педагогов по работе с подростками именно по книгам лауреатской серии. Надеемся, что это даст шанс книжкам попасть в школьные библиотеки.

Мне кажется, что на выпуск подобных книг для поставки в школы и детские библиотеки нужен государственный заказ или грант. Тринадцать книг раз в два года массовым тиражом — это не такие уж большие деньги.

 Кто-то из авторов продолжает с вами сотрудничать?

— Многие авторы — участники конкурса предлагают другие свои рукописи, кого-то мы издаем из вошедших в лонг-листы разных лет. Эти книги выходят в новых наших сериях «Сами разберемся!», «Нескучная история» и других. Конечно, у нас не хватает возможности издать всех, переиздать, сейчас сложная ситуация... Но есть исключительные вещи, вот уже три тиража выдержала книга Елены Липатовой «Миллион за теорему!». Совершенно необычная книжка о математике, написана потрясающе... Такой детектив, квест. Похожие книжки были в советское время: Левшин — «Магистр рассеянных наук», «Путешествие по Карликании и Аль-Джебре», — это интересно с точки зрения истории, математики; и первая любовь, и настолько познавательная книга, и столько дает уму.

Сейчас мы свои усилия сосредоточили на издании новинок — завершается VIII Конкурс, и в конце апреля будут объявлены новые лауреаты. Надеемся, что порадуем наших читателей, ведь за это время у серии появились поклонники, они ждут и знают эти книги. Надеюсь, новинки появятся к сентябрьской МКВЯ, как раз к юбилею издательства.

Фотографии предоставлены Ириной Котуновой