ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ И ПЯТЬ!
У меня опять:
Тридцать шесть и пять!
Озабоченно и хмуро
Я на градусник смотрю:
Где моя температура?
Почему я не горю?
Почему я не больной?
Я здоровый! Что со мной?

далее



09.JPG

70-1.png
11.png
 

14.jpg    18.jpg

Экипаж подобрали из танкистов, отличившихся в боях под Москвой. В него вошли:
  • Командир танка — командир танкового взвода гв. л-т Хорошилов Павел Максимович, 1917 года рождения, член ВЛКСМ с 1939 года, в кадрах РККА с того же года, в Действующей армии с 23 июня 1941 г., дважды легко ранен. погиб 1 март 1943 г. под д. Ашково

  • Командир орудия — гв. с-т Фатеев Алексей Иванович, 1921 г.р., член ВЛКСМ с 1937 года, призван в 1939 году из Тулы, в Действ. армии с июня 1941 г. погиб 4 марта 1943 г.

  • Старший механик-водитель — гв. мл. воентехник Царапин Егор Сергеевич, 1918 г.р., призван в 1938 г. из Тамбовской обл., в Действующей армии с 22 июня 1941 г., был легко ранен.

  • Младший механик-водитель — гв. ст. с-т Филиппов Георгий Иванович, 1918 г.р., призван в 1938 г. из Гагр Абхазской АССР, в Действующей армии с июня 1941 г.

  • Радиотелеграфист — гв. мл. с-т Егоров Алексей Андреевич, 1920 г.р., призван в 1940 г. из подмосковной Истры, в Действующей армии с июня 1941 г.

15.jpg

Танк находился в строю около девяти месяцев. В марте 1943 г. получил повреждения погибли Павел Максимович Хорошилов, и сменивший его Алексей Иванович Фетеев. Танк отправлен в ремонт. К тому времени танк с боями прошел 700 км, подбил 27 танков противника, уничтожил 9 минометов, 10 пушек, 17 пулеметов около 30 единиц автотранспорта, 13 бронеавтомобилей.

Тяжелые сражения шли непрерывно. Едва ремонтники успевали устранить полученные танком в бою повреждения, как отважный экипаж снова вел машину на врага. 


Вот что сообщало поэтам и художникам командование гвардейской бригады:

«Художникам Кукрыниксы: тт. Куприянову, Крылову, Соколову, поэтам - Гусеву, Маршаку, Михалкову и Тихонову.

Дорогие товарищи!


13.jpg
...Исключительное мужество и отвагу показывают в боях с немецким фашизмом члены экипажа танка «Беспощадный». ...«Беспощадный» смело врезался в танковые колонны врага, громил их, уничтожая живую силу и технику. Так, например, в ночь с 11 на 12 августа он получил приказ: в составе взвода встретить на переправе через реку В у пункта Д прорвавшиеся танки и пехоту противника. Враг, сконцентрировавший войска на узком участке фронта, несмотря на огромные потери, продвигался вперед. Хорошиловцам пришлось встретиться с противником на марше к пункту Д. Неожиданность встречи не остановила грозный советский танк. Он первым из трех боевых машин взвода повел наступление на населенный пункт. Метким огнем командира орудия тов. Фатеева и пулеметчика тов. Егорова было уничтожено: два средних танка и один легкий танк, две бронемашины, пять автомашин с боеприпасами, два тяжелых и два легких орудия, один миномет...

О тяжести и кровопролитности проведенных боев лучше всего говорит одна пробоина лобовой брони и двадцать три вмятины от прямых попаданий вражеских снарядов. А три снаряда навсегда остались в сильном, могучем теле «Беспощадного», увязнув в уральской броне...

За период с 11 по 14 августа экипаж тов. Хорошилова участвовал в пяти атаках. ...За этот период ими всего было уничтожено: 7 танков, 6 бронемашин, 5 автомашин с боеприпасами, 4 танкетки-тягача с ПТР, 4 противотанковых орудия, 1 склад с боеприпасами, 3 мотоцикла, 1 пулемет, 1 миномет и десятки фашистов.

Ваш подарок в руках мужественных танкистов-гвардейцев стал флагом нашей части, увлекающим бойцом и командиров на великие подвиги во имя нашей Великой Родины.

25.08.1942 года. Гвардии полковник Скуба. Гвардии старший батальонный комиссар Паршутин».


Сражению «Беспощадного» с колонной вражеских танков была посвящена статья в газете «Правда». А через несколько дней этот бой был описан в газетах «Известия» и «Комсомольская правда». А вслед за газетами почта доставила танкистам и письма от художников и писателей.

«Дорогие наши, родные тт. Хорошилов, Царапин, Фатеев, Филиппов, Егоров! Как приятно Было прочитать о ваших подвигах в «Правде». Читая газету, мы произносили вслух все трое: «Вот это молодцы! Вот это герои! Сдержали свое обещание!» Но у всех тут же возник беспокойный вопрос: все ли живы, здоровы? Ведь в газете об этом не сообщалось ничего. И успокоились только тогда, когда получили от вас письмо, где сообщались подробности ваших славных дел и где вы писали, что весь экипаж невредим. Ведь вы стали родными братьями нашими, я все, что происходит с каждым из вас, нас волнует. Статью из «Правды» в тот же день передавали по радио, так что вся страна узнала о ваших подвигах. Кукрыниксы».


«Дорогие товарищи Хорошилов, Царапин, Филиппов, Фатеев и Егоров!

Несколько дней тому назад мы с радостью прочли корреспонденцию в «Правде» о подвигах экипажа тяжелого танка «Беспощадный». Дорогие друзья, вы пишете, сколько «штук» тяжелых и средних танков противника, сколько немецких бронемашин, орудий, минометов вам удалось уничтожить с помощью «Беспощадного» (не зря, видно, получил он свое прозвище!). Но нам хотелось бы знать обо всем гораздо подробнее. Когда у вас будет свободная минута, напишите нам, что пришлось вам испытать, расскажите попросту, как было дело, как дрались вы, как выходили из трудных положений. Да и не только об этом. Напишите нам о себе, как пишете домой, о каждом в отдельности. Все вы очень нам дороги. Мы счастливы, что вы живы и невредимы, что первый боевой экзамен показал, как хорошо подготовились вы к исполнению своего воинского долга.

За себя, за Тихонова, Михалкова, Гусева С. Маршак».


17.jpg

Удивительно точные слова нашли художники: «Вы стали родными братьями нашими». В них, в этих словах, отразилось единство всего народа. Рядом со слесарем и колхозником сражались студент и профессор. В тылу и на фронте, у станка и с винтовкой в руках советский народ, как одна семья, боролся за свою свободу.

Успех боя зависел от слаженных действий всех членов экипажа. Но в любом случае многое зависело от водителя. Командир батальона гвардии майор В. Виноградов говорил: «У нас нет лучшего мастера вождения, чем Егор Царапин. Лучше других он использует складки местности, да и вообще Егор и танк - это нечто одно целое, - потом, шутя, добавил: - Командир - голова, а Царапин - шея. Куда шея повернет, туда и голова. А поворачивает шея только в сторону противника. Чтобы в очередной раз его потревожить.»

За участие в августовских и сентябрьских боях 1942 года все члены экипажа были удостоены ордена Красной Звезды. Но вскоре после награждения, будучи в разведке, экипаж «Беспощадного» нарвался на вражескую засаду. Крепкая 100-миллиметровая уральская броня надежно укрывала танкистов от немецких пуль. Но случилось то, чего меньше всего ожидали воины, - заглох мотор. Машина неподвижно застыла в узкой ложбине.

Танкисты отстреливались, пока не кончились патроны ко всем трем пулеметам. Фашисты тут же догадались об этом и стали стучать прикладами по броне: «Рус, сдавайся!». Карикатура Кукрыниксов, должно быть, подогревала их ярость, хотелось взять экипаж в плен. Но вдруг открылся люк, и в немцев полетели гранаты. Те бросились врассыпную. Несколько раз повторялись такие стычки. Между тем те танкисты, которые не были заняты этой своеобразной обороной, пробовали завести мотор. Наконец их попытка увенчалась успехом - взревел двигатель, и танк устремился к своим позициям.

После этого боя «Беспощадный» встал на длительный ремонт. Об этом прознали московские шефы и ту же организовали доставку в бригаду необходимых запасных частей. Сюда прибыли также кинооператоры и журналисты центральных и фронтовых газет. Рассказы о смелом экипаже появились во многих изданиях. А экипаж вновь и вновь идет в атаку. В воспоминаниях Егора Сергеевича Царапина есть один эпизод, к которому невозможно быть равнодушным.


16.jpg
«В феврале 1943 года, - писал он, - развернулись наступательные бои севернее Жиздры. Пылающий, как факел, «Беспощадный» мчится на артиллерийскую батарею врага. Экипаж горит, но продолжает атаку, не замечая боли от ожогов. Двадцать, десять метров, и вот уже орудия вражеской батареи ломятся под гусеницами тяжелого танка. Только потом стали тушить огонь. У меня обгорела спина, разбита нога, переломаны три ребра. У Егорова не действует правая рука. Филиппов хочет меня выручить и сесть за рычаги, но это у него не получается: у самого обгорела поясница. Кое-как потушили на себе пламя. У экипажа комбинезоны изодраны до основания, сквозь лохмотья видны плохо перевязанные и кровоточащие раны. Кричу Фатееву, мол, ты совсем обуглился, а он в ответ: «Выводи машину!» И мы, собрав последние остатки сил, вновь рванулись вперед, сбив по пути фашистский танк. Пока добрались к своим, Фатеев скончался. Не было в живых и Павла Хорошилова. Похоронили их вместе».

Восьмого июля 1943 года на имя художников Кукрыниксов пришло очередное письмо с фронта. Адрес на конверте был написан незнакомым почерком. В письме сообщалось о потерях в экипаже «Беспощадного». Трудно было примириться с мыслью, что нет больше в живых людей, ставших для художников такими близкими и дорогими. Но КВ с обновленным экипажем в составе родной танковой бригады продолжал свой боевой путь по маршруту: Подмосковье - Смоленщина - Украина - Белоруссия. Везде его видели в авангарде наступающих.

И еще раз шефам пришлось получить горестную весть. В одном из боев, а именно 31 августа 1943 года, экипаж «Беспощадного» вновь понес потери. Тогда серьезные повреждения получил и сам танк. Боевую машину танкисты сумели вывести с поля боя, но восстановить ее, к сожалению, уже не удалось. Так закончилась славная биография танка КВ «Беспощадный».


19.jpg
Остается добавить, что водитель легендарного танка Егор Царапин вернулся в родные места в 1945 году. С двумя орденами Красной Звезды и многими медалями на гимнастерке. Любопытно, что рожденная во время войны дружба танкистов с писателями и художниками продолжалась и в мирные дни. Егор Сергеевич Царапин часто бывал в гостях у Сергея Владимировича Михалкова, встречался также с Михаилом Васильевичем Куприяновым, Порфирием Никитичем Крыловым и Николаем Александровичем Соколовым, которые втроем составляли художественную «фирму» Кукрыниксы.

На окраине украинского города Новограда-Волынского, на родине Леси Украинки, сооружен мемориальный комплекс в честь танкистов, отличившихся здесь в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В центре комплекса - постамент с танком, на броне которого строгая надпись - «Беспощадный».